Пн.-Вс.: 10:00 - 18:00, Без выходных

г. Омск, ул. Стачечная, 6

(3812) 51-82-56, 37-25-06

Беседа с психологом

«Я точно знаю, чем вы недовольны»

Наше общество стремительно меняется — никто с этим спорить не будет. Причем перемены экономические, как известно, никогда не проходят бесследно для психики людей. Люди тоже меняются: сегодня они думают о жизни одно, завтра — другое, сегодня ведут себя так, а завтра — совсем иначе. Властные структуры всех уровней довольно часто сталкиваются с непредсказуемой реакцией населения на разного рода нововведения. Реакция эта нередко бывает негативной, что выражается не только в одних лишь разговорах в общественном транспорте, но и в куда более решительных акциях, свидетельствующих о бурном недовольстве.

 

 

При этом на одни и те же события — отмену льгот, невыплату пособий, правительственные решения о деноминации и прочее — разные социальные группы могут реагировать по-разному. Как предсказать эту реакцию и снять все возможные негативные эмоциональные и иные последствия — об этом наш корреспондент беседует сегодня с психологом и психотерапевтом В. БАБИКОВЫМ.

1995г. (в сокращении)

— Как бы вы, Валерий Геннадьевич, охарактеризовали поведенческие мотивы людей в нашем обществе сейчас, когда модель управления страной очень сильно изменилась? Я имею в виду набирающее силу местное самоуправление, пришедшее на смену жестко централизованной управленческой системе. Очень многое уже сейчас решает н в дальнейшем будет решать инициатива людей на местах, причем не только в форме одних лишь комитетов территориального общественного самоуправления. Как люди воспринимают эти перемены?

— Можно сказать.- что сейчас пирамида власти перевернулась-. Раньше она  единолично решала, как нам жить, и спускала сверху директивы, обязательные для исполнения. Сегодня же вынуждена все чаще реализовывать «волю народную» или, по крайней мере, считаться с нею. Сейчас практикуется очень много весьма либеральных форм общения власти с народом— это и встречи представителей властных структур с населением по месту жительства, с трудовыми коллективами, прямые телефонные линии, подразумевающие прямые обращения людей и столь же прямые ответы на них и конкретные действия, всевозможные общественные дискуссии, «круглые столы», телепередачи, «справочные бюро» и так далее. Изменилась и депутатская работа по месту жительства. Поскольку выборы теперь альтернативные, граждане голосуют за тех, кто действительно готов решать их проблемы. Следовательно, депутаты все больше становятся истинными слугами народа, то есть исполнителями надежд и чаяний конкретных людей

Как следствие всего этого — очень значительный рост интереса к социальным вопросам и проблемам у очень значительной части населения. С одной стороны, людей воодушевляет возможность как-то влиять на происходящие события, изменять их в своих интересах. С другой стороны, изменять на самом деле есть что, недовольных процессами, происходящими в обществе, у нас очень много.

Отсюда и прорывающиеся порой наружу негативные эмоции и общественно недопустимое поведение. Например, когда толпа берет в заложники работника собеса.

- Но ведь у нас существует довольно много государственных и общественных структур, занимающихся социальной зашитой? Некоторые даже склонны сегодня считать, что чиновников развелось слишком много…

— Дело не в количестве чиновников. Упускается одна очень важная функция. Есть два понятия, связанные с социальной сферой, которые следует разделять, — социальная зашита и социальное развитие общества. Социальная зашита — это, образно говоря, латание дыр. Где-то возникла кризисная ситуация, ее надо «погасить» с помощью вложения бюджетных средств. Решение непредсказуемых проблем и ликвидация всевозможных внеплановых» ситуаций...

Социальное развитие города, области — это прогнозирование поведения различных социальных групп. В той ситуации, когда все предсказуемо, людское недовольство внезапно вам на голову обрушиться уже не может. А такие катаклизмы в обществе, кстати, весьма разрушительны — как для участвующих в них людей, так и для всех окружающих. (Пострадавшие могут оказаться в больнице с инфарктом, инсультом или нервным заболеванием).

Социальных групп в нашем обществе сегодня много, и со временем, очевидно, будет еще больше. Они делятся на пассивные и активные, могут переходить из одного разряда в другой в связи с изменившимися обстоятельствами.  Могут быть социально нейтральными или же представлять опасность для других.

Возьмем наркоманов. Это сегодня активно  растущая и очень  опасная для общества социальная группа.  Раньше, когда  наркоманов были единицы, никто не обращал на них внимания, сегодня с ними не считаться уже нельзя. В обществе зреет опасный очаг напряженности, поскольку наркоманы не склонны считаться с общепринятыми моральными нормами, у них нет уважения к чужой собственности и чужой жизни. Эта группа способна очень сильно активизироваться со временем, дать колоссальную вспышку преступности, спровоцировать эпидемию СПИДа и прочие беды.

В обществе долго были пассивной социальной группой инвалиды. Сегодня о них этого уже не скажешь. Они объединяются в общественные организации — «чернобыльцы», «афганцы», больные сахарным диабетом, тяжелые неходячие инвалиды первой группы и другие, добиваются для себя льгот и разных видов помощи, начинают собственную хозяйственную деятельность. А порой проявляют и настоящую политическую активность, поддерживая собственных кандидатов в разные уровни власти.

Женщины перестали быть однородной массой. Положим, феминистские движения с их политически агрессивными лозунгами нашему обществу пока что чужды. Однако все активнее начали отстаивать свои права безработные женщины, а также имеющие иждивенцев — инвалидов или несовершеннолетних детей.

Чтобы разумно управлять процессами, происходящими в обществе, их надо знать. Нужны основательные знания из области социальной психологии. А такую подготовку можно получить, лишь глубоко вникнув в суть современных методов психотехнологии, таких, как трансактный анализ и нейролингвистическое программирование (НЛП). Скажем, основатели НЛП в свое время рассматривали как базовую модель именно общество, его мета-программу, то есть его дальнейшее развитие, поведение с учетом психических реакций на те или иные события различных людей, объединенных в социальные группы.

Скажем, западное общество — это общество нескончаемых социальных прогнозов и самоанализа. Как отразится на сознании американцев война в Персидском заливе? Каковы психологические последствия резкого падения курса национальной валюты? Что может сделать в глазах населения популярным новый курс правительства? Этими вопросами западные социальные психологи задаются постоянно. И на все, как правило, находятся ответы. Есть прогнозы  на XXI век.

— Однако вернемся к нашим службам соцзащиты...

— Пока рассуждать о психологии управления социальными группами мы можем лишь теоретически. Специалистов таких в ныне существующих службах нет. Это с одной стороны. С другой стороны, возможно, они в существующие ныне структуры и не могут органично «вписаться». Для них нужны центры социально-психологических исследований с ситуационно-тренинговыми лабораториями, где могли бы получать полезные для себя навыки и знания наши многочисленные социальные работники, специалисты и руководители социальных служб. Или, для начала, хотя бы один такой центр. А учиться у психологов всегда есть чему — ведь каких-либо негативных реакций людей можно избежать, если вовремя провести с ними разъяснительную работу.

Как правильно построить такую беседу, какие найти слова, чтобы тебя поняли, как вообще расположить агрессивно настроенного собеседника к конструктивному диалогу? Доходчиво беседовать надо уметь и с молодым наркоманом, и с воинственно настроенным не очень грамотным пенсионером. К сожалению, сегодня такие диалоги нередко напоминают пресловутую беседу немого с глухим.

Подготовила С. КАЛИНЧУК.